Балансир и блесна летом в отвес

окунь на балансир
Иногда вода вскипает от того, как жадно окуни нападают на свою жертву. Такой локальный участок жировки окуня обычно называют «котлом» — рыболову помогают обнаруживать его чайки, атакующие малька с воздуха.
Но нередко бывает так, что на поверхности кормится мальком лишь мелкий и средний окунь, а крупный, более осторожный предпочитает держаться ниже, . особенно когда приближаются лодки с рыболовами. Кроме того, крупный окунь никогда не будет метаться в погоне за мальком, а подождет, когда малек опустится на дно, где короткая внезапная атака с наименьшей затратой сил принесет успех. Иногда «горбач» работает с упреждением, четко рассчитав, в какую сторону сместится малек, и там караулит его. Окуни-«горбачи» сопровождают не все «котлы». Обычно самые крупные рыбы предпочитают охотиться автономно поодиночке или совсем небольшими стаями, поджидая отдельных мелких рыбешек за какими-нибудь укрытиями донного рельефа или коряжником. Этих матерых хищников найти и взять гораздо труднее, чем тех, которые держаться вблизи «котла».

Игра в «кошки-мышки»

Недавно, узнав, что на Рыбинском водохранилище на «котлах» хорошо берет окунь, в надежде на результативную ловлю спиннингом мы с товарищем не задумываясь рванули туда. Но уже один понурый вид возвращающихся на базу рыболовов и отъезжающие машины говорили о том, что рыба клюет неважно. На следующее утро, несмотря на сильное волнение на водохранилище, егерь Александр повез нас в сторону кружащихся над водой чаек. Нельзя сказать, чтобы «бой» был очень активным, но наличие рыбы эхолот показывал. Мы перепробовали массу приманок, от разного размера «вертушек» до маленьких твистеров и виброхвостов всевозможной окраски, делали проводку в неодинаковом темпе и в разных слоях воды. Но результат совсем никудышный — за несколько часов рыбалки я взял двух 300-граммовьх окуней (со дна на ступенчатую проводку с бело-красным виброхвостом) и двух 150-граммовых в толще воды, недалеко от поверхности. Причем поклевки были какие-то слабые, похожие на то, как кошка трогает мышку лапой, а брать не хочет. Окунь захватывал приманку и у дна, и у поверхности только тогда, когда она почти останавливалась. Вернувшиеся на базу другие рыболовы рассказали, что и у них картина выглядела примерно так же, а итог — три-пять окуней на человека.
На другой день клев нисколько не улучшился, но на этот раз егерь захватил зимние удочки для вертикального блеснения. Попробовав ловить со дна на «котле», он тут же стал вынимать из воды одного за другим довольно крупных окуней. Я продолжал упорно экспериментировать со спиннинговыми приманками, и, вспомнив, что на Шоше мы ловили исключительно на «котлах» с «паровозом» из белых крошечных виброхвостов, сделал такую оснастку. Однако поклевок не было, пока я белые виброхвосты не заменил на голубовато-зеленые. Я увидел, что бьющийся на дне лодки «горбач», пойманный егерем, отрыгнул маленького окунька. Потом стал присматриваться и к другим окуням — все они, оказывается, питались своими мелкими сородичами. Проводку оснастки делал прерывистую. В момент остановки и падения приманки напоминали рассыпающуюся при виде хищника стайку малька. Однако такая ловля по-прежнему была не столь эффективной, как у егеря, который за час успел вытащить десятка три увесистых окуней. Последние два дня перед отъездом домой мы с товарищем решили посвятить отвесному блеснению на «котлах». Результат оказался ошеломительным. Я поймал несколько килограммов отборных окуней, среди которых были и экземпляры в 500-700 г.

Почему он не преследует приманку?

Я долго думал над этим вопросом, но так и не сумел найти точного ответа. Можно предположить, что окунь просто был сыт. Чайка начинала «бить» очень рано, примерно с 8 часов, а большинство рыболовов выходило на рыбалку в 9. Пока находили «котел» — было уже 10-11. К этому времени окунь наедался и становился пассивным. Вертикальную блесну или балансир он брал, кстати, тоже очень нерешительно, а попадался, потому что эти приманки перемещаются на одном локальном участке и вызывают любопытство окуня. Рыбинскому окуню более всего по вкусу оказались узкая блесна, сделанная из довоенного серебряного полтинника, и рапаловский балансир, имитирующий окунька. Эти приманки рыба брала решительнее, чем другие. Но балансиром она часто засекалась за плавник, за глаз, что может также говорить о неуверенной атаке. В данном случае окунь как бы пробует приманку, выясняя, что это такое, и тогда вы его случайно подбагриваете. Еще одна версия осторожности окуня — большой прессинг рыболовов на Рыбинском водохранилище, которые изо дня в день используют одни и те же приманки, а окунь к ним присмотрелся и не желает брать.

Тактика ловли «вслепую»

Когда чайка не «бьет», проверяют наиболее подходящие места для стоянок окуневых стай. Следует отметить, что осенью окунь может устраивать коллективную охоту на малька и на мелководных участках водоема, с глубиной 2-4 м, но здесь нереально успешно ловить вертикальным блеснением с лодки, особенно в то время, когда вода слишком прозрачная. Поэтому для ловли выбирают глубокие места. Это, как правило, русловые бровки и прилегающие к ним поливы, края ям, затопленные валы, насыпные дороги и тому подобные возвышения. Кстати сказать, и на таких участках крупный окунь избирает тактику, описанную выше. В этом мне не раз приходилось убеждаться на Можайском и других
водохранилищах, когда при ловле спиннингом вначале попадалось два-три «горбача», а потом шел «середнячок» или окунь чуть крупнее «матросиков».
Для нахождения подходящего рельефа дна желательно пользоваться эхолотом. На Рыбинском водохранилище на «Казанке» егеря был установлен самый простой эхолот из неплохо зарекомендовавшей себя серии EAGLE, и его вполне хватало, чтобы обнаружить стаю окуня. А находили мы ее обычно приблизительно на прежних местах «боя», хотя чайки в том месте уже не охотились. Например, мы выходили на километровый отрезок фарватерной бровки и, продвигаясь вдоль нее, последовательно искали окуня, преимущественно на свале с глубиной 7 м, временами смещаясь на верхнюю кромку и несколько отдаляясь от нее до глубины 5 м или отходя глубже, но вблизи свала. Некоторые однообразные места мы пропускали, уделяя больше внимания примыкающему к бровкам коряжнику или участкам, где был выделяющийся рельеф. Иногда эхолот фиксировал лежащих на дне узкотелых рыб. Это могли быть щуки. И в самом деле, наш егерь поймал в одном таком месте зубастую под 2 кг. Обычно на участках, изобилующих щукой, поклевок окуня нет или они крайне редки.

На «котлах» под чайкой

Если чайки атакуют малька, значит, окунь в этом месте точно стоит. Важно как можно ближе подойти к месту с подветренной стороны, выключить за несколько десятков метров мотор лодки (в противном случае окунь отойдет и чайки разлетятся) и короткое время дрейфовать по ветру. Бывает, что чайки каждый раз отлетают и начинают бить в другом месте, когда ты уже бросил якорь. В этом случае нужно облавливать покинутый птицами участок, на котором стая окуня, иногда очень крупного, может проявиться не сразу. Однако более 20-30 минут выжидать подхода окуня не стоит. Если поклевок нет, нужно заводить мотор и мчаться к бьющей рыбу стае чаек. В лодке оптимально ловить двум рыболовам с разных бортов. При большем количестве снастей длинные лески могут перехлестываться друг с другом.
Желательно, чтобы рыболовы вначале пользовались отличающимися приманками. Например, один рыболов пробует ловить на разные модели балансиров, а другой -на различные блесны. В моей практике настоящие «горбачи» чаще попадались на правильно подобранный балансир, зато хорошо отрегулированная снасть с блесенкой лидировала по скорости ловли средних и мелких окуней.